Об уроках февраля 1917 года

21/02/2017

Об уроках февраля 1917 года

293 Аналитика Общественные науки ​Столетний юбилей русской революции (событий февраля и октября 1917 года) — отличный момент для того, чтобы "встряхнуть" общественное сознание, переосмыслить причины и уроки трагических событий, выработать единый и конструктивный подход к их оценке. Да, именно к оценке: сколько ни опирайся на факты, все равно возникает необходимость интерпретировать события и расставлять акценты. Главное — чтобы оценка учитывала исторический контекст, была максимально объективной и давала возможность извлечь уроки. Поскольку, как известно, история невыученных уроков не прощает.

Русская революция и мифы о ней

В советское время с оценкой событий 1917 года все было просто, поскольку отечественные историки мыслили в парадигме марксистской теории, основанной на концепции последовательного развития общества. Буржуазные революции, произошедшие ранее на Западе, эту теорию подтверждали — правда, у европейских стран на это ушло несколько веков. В 1990-е годы и в начале нулевых вожделенная свобода слова показала свою темную сторону: на общество обрушился поток самых причудливых теорий и интерпретаций. Недавно в пресс-центре «Парламентской газеты» первый зампред думского комитета по образованию Олег Смолин перечислил три основных мифа о русской революции. По мнению эксперта, появление этих мифов стало следствием "примитивизации массового сознания", возникшей "под действием электронных СМИ".

Миф первый: революция — следствие заговора. Будучи специалистом по теории революций, Олег Смолин подчеркивает: русская революция 1917 года абсолютно соответствует закономерностям исторической ситуации. "Это была революция во всех ее проявлениях, в том числе в причинах, с участием людей самых разных национальностей", — утверждает Смолин. Люди, принимавшие самое активное участие в февральских событиях не взялись ниоткуда: они были неотъемлемой частью общества, причем принадлежали к его элите.

Миф второй: экспорт революции. Олег Смолин рассказал, что на центральных телеканалах едва ли не одновременно шли фильмы, где утверждалось, что Ленин был германским шпионом, а Троцкий — английским. Смолин удивляется: как Ленину и Троцкому удавалось при этом действовать сообща, если Англия и Германия в это время воевали?

Миф третий: революция отбросила Россию назад или завела в тупик. По мнению Смолина, русская революция, как и любая революция, просто ускорила историческое время и попыталась решить задачи, которые "исторически еще не созрели". Поэтому она стала колоссальным рывком вперед — правда, ценой не менее колоссальных жертв. Не следует забывать, что Советский Союз — та страна, в которую превратилась Россия вследствие революции — создал лучшую в мире систему образования, одержал победу в Великой Отечественной войне, добился значительных успехов не только в космической науке, но и, например, в социальной сфере.

"Наше прошлое нужно оценивать объективно и не в одной краске — не в красной, как было в "Кратком курсе истории ВКП(б)", и не в черной, как было в учебниках Сороса, — заключил Олег Смолин. — Объективное понимание того, что такое революция, позволяет обществу понять, какими путями можно сохранить для себя эволюционный путь развития".

Так в чем же причины?

В советской историографии истоки русской революции принято было искать в социально-экономическом развитии страны. В тот период Россия действительно переживала кризис, но он вовсе не был катастрофическим. Да, страна была промышленно отсталой, но темпы роста экономики при этом были одними из самых высоких в мире. Да, ход Первой мировой войны складывался не самым лучшим для России образом, однако и тут речь не шла о грядущем поражении — напротив, дух русской армии не был сломлен и перспективы положительного исхода войны были вполне реальными. По словам директора Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) Андрея Сорокина, за 50 лет, прошедшие после Великих реформ Александра II, население страны выросло вдвое: с 74 до 145 миллионов человек (для сравнения: население США в это время составляло всего 100 млн человек). При этом росте населения валовый национальный продукт вырос в 1,6 раза. Эксперт уверен: истоки революции нужно искать не в социально-экономическом развитии России, а в области массового сознания, в котором государство практически полностью утратило авторитет.

Вместе с тем, как полагает министр культуры РФ Владимир Мединский ( выступление на конференции "Февраль. Трагедия. Уроки истории. 1917 г." 18 февраля 2017 г.), русскую революцию нельзя считать "досадной случайностью" и следствием безответственных действий отдельных лиц. По словам Мединского, страна нуждалась в "решительной модернизации", и объективные предпосылки для возникновения революционной ситуации были налицо. Однако трагического развития событий можно было избежать, считает Мединский. "Речь шла о системном решении стоящих перед страной задач: проанализировать вызовы, вычленить приоритетные направления, учесть обстоятельства, — уверен Мединский. — Развитие без потрясений — это обязательная функция государства. И с этой точки зрения никто не снимает вины с верховной власти Российской Империи начала ХХ века, которая эту функцию не смогла исполнить". Директор Международного некоммерческого фонда "Центр геополитических экспертиз" Валерий Коровин считает, что "красные" использовали слабость власти для реализации левой политической концепции, основанной на полном разрушении традиционного уклада и "атомизации" некогда единого общества. По мнению эксперта, удар был нанесен не только по российской государственности, но и по ценностям и устоям, на которых держалось общество, что привело к кровопролитной гражданской войне.

Словом, ключевыми причинами трагедии февраля 1917 года можно считать, с одной стороны, неспособность государства избежать такого рода потрясений, с другой, как сформулировал Владимир Мединский, "неготовность элит и общества сплотиться во имя дела развития и защиты страны".

Важные уроки

Когда в стране возникает множество серьезных задач национального масштаба, убежден Владимир Мединский, решить их способна лишь одна форма общественной организации — государство. "Монархическое или республиканское, буржуазное или советское — неважно. Государство должно быть", — уверен министр культуры.

В феврале 1917 года было уничтожено государство как институт, причем, как утверждает Мединский, "в интересах не общества в целом, а в интересах крупного капитала, олигархии — тех самых социальных групп, которые наживались в тылу на военных заказах, пока на фронте русские солдаты исполняли свой долг и совершали чудеса героизма". Интересы "революционеров" были связаны не с судьбой страны, а с собственными корыстными соображениями. Отсюда — угроза суверенитету, отсюда же — нежелание предвидеть последствия и неспособность их контролировать.

При этом, замечает Мединский, инициаторы февральской революции не взялись за решение ни одной из проблем, из-за появления которых будто бы стало необходимым свергать императора. Проблемы, разумеется, никуда не делись, только вот решать их пришлось уже "в экстремальных условиях, после хаоса и смуты, радикально, ценой огромных жертв".

Основной вывод, который делает Владимир Мединский: причиной февральской трагедии 1917 года стала неспособность различных политических сил и государственных элит к конструктивному диалогу, их нежелание "подчинить свои частные амбиции интересам России, рука об руку работать на благо народа, созидательно решать очевидные задачи".

Близкий вывод делает Андрей Сорокин: прежде чем решаться на радикальные шаги, необходимо уметь просчитывать их возможные последствия, в том числе непредвиденные. Понимая, что может случиться, если "восторжествуют радикальные способы переустройства общества", следует придерживаться все же выбора эволюционных путей развития нашей страны.

Задачи сегодняшнего дня "Чрезвычайно важно, чтобы в этот год, в год юбилея, у нас в стране на государственном уровне наконец-то сформировалось подлинное, нормальное отношение к событиям 1917 года", — считает политолог, писатель и публицист Армен Гаспарян.

Здесь есть два аспекта. Во-первых, важно не допускать манипулирования историческим знанием, попыток переписать или неверно интерпретировать отечественную историю. Первым шагом на этом пути стала подготовка единого учебника истории для школьников. И пусть эксперты полагают, что для вузов о таком подходе не может быть и речи, думается, что для школьников выбор единого, более-менее устраивающего представителей всех сторон подхода — верное решение. Пусть в головах маленьких граждан уляжется сначала общая картина без явных противоречий и передергиваний. Потом, когда повзрослеют, они смогут дополнить и расширить свои знания.

Во-вторых, нам всем пора привыкнуть к существованию в нашем обществе людей с ценностями, отличными от наших. Нужно учиться вести диалог и взаимодействовать, не эскалируя противоречия и не допуская их перерастания в реальный конфликт. К сожалению, и это отмечает, скажем, журналист и общественный деятель Владимир Соловьев (" Вечер с Владимиром Соловьевым", 08.02.17 — profiok.com ), конфликт между интеллигенцией и властью, между либералами и патриотами достиг невиданного накала. Одни считают долгом всегда находиться в оппозиции и выступать "против" при каждом удобном случае, другие воспринимают любую критику как предательство. "Мировоззренческие противоречия поражают уровнем бескомпромиссности, а иногда и беспринципности", — говорит Владимир Соловьев. Возникающие конфликты настолько остры и неразрешимы, что порой "Кремлю приходится выступать в качестве рефери", констатирует журналист.

Почвой для серьезных конфликтов могут стать и оценки или интерпретации событий 1917 года. "Столетие — хороший повод для общественного дискуссионного разговора, для того, чтобы примирить две разные точки зрения на отдельно взятую страну, — считает Армен Гаспарян. — Любой сомневающийся может посмотреть на Украину: вот в чистом виде невыученный урок столетней давности".

Вместо заключения

Прав был Путин, сказавший, что Ленин заложил бомбу под будущее России*. Нельзя принудительно, по желанию отдельно взятых индивидуумов, ломать систему. Если, конечно, мы говорим о стремлении достичь блага для страны, а не о банальной борьбе за стулья.

Революцию можно устроить на пустом месте, когда кому-то захочется устроить свою личную жизнь? Во имя реализации чьих-то интересов достаточно смертельного укола "блага" народу, скручивания в узел сначала мозга, а затем и реальных жизней граждан страны?

На протяжении столетий было столько «мечтателей», что если бы все их задумки воплотились в жизнь, революциям не было бы конца. Нельзя рожать, пока ребёнок не созрел! «Мечтатели» никогда не думают о последствиях, тогда как уроки всех революций, не только российской, хорошо бы помнить и учитывать. Мудрее, мудрее… Пожалуйста!

Оставить комментарий

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30